Литература Русский язык Английский язык Математика Информатика Физика Химия Биология География История
гдз

О романе И.С. Тургенева "Отцы и дети"

О романе И.С. Тургенева "Отцы и дети"

Материал статьи взят из книги Б.И. Турьянской и Л.Н. Гороховской
"Русская литература XIX В. Материалы для подготовки к экзаменам"
М., "Русское слово". 2002.

Творческая история романа «Отцы и дети».

Противоречия во взглядах Тургенева с редакцией «Современника», уход из журнала (разногласия с Н.Г. Чернышевским и Н.А. Добролюбовым).

Летом 1860 г. Тургенев изучает немецких вульгарных материалистов. Возмущается утверждением, что есть «расы полноценные арийцы, и неполноценные — негры, например».

Возникает образ героя, убежденного, что естественнонаучные открытия объясняют в человеке и в обществе буквально все. Первый прототип — Добролюбов, затем Павлов и Преображенский. Однако в процессе работы характер Базарова увлекает Тургенева.

В ноябре 1861 г. скончался Добролюбов, Тургенев хотел отложить публикацию романа, но он был издан Катковым. Роман «Отцы и дети» был опубликован в феврале 1862 г. в журнале «Русский вестник».


Конфликт в романе «Отцы и дети».
Роман начинается с изображения семейного конфликта между отцом и сыном Кирсановыми. Семейное начало — зерно и первооснова всех общественных отношений.


Отцам хотелось бы воспитать «сыновнее» отношение к прошлому, настоящему и будущему Отечества, к историческим и нравственным ценностям, которые наследуют дети.


«Нигилизм» Аркадия — легкость отношения к традициям, преданиям, авторитетам.


Беспощадные схватки Базарова с Павлом Петровичем — две партии русского общества претендуют на полное знание народной жизни, обе мнят себя исключительными носителями правды и потому крайне нетерпимы друг к другу.

Тургенев писал роман с тайной надеждой, что русское общество прислушается к его предупреждению, что «правые» и «левые» одумаются и прекратят споры, грозящие трагедией и им самим, и судьбе России. Он верил, что его роман послужит делу сплочения общественных сил, но появление романа лишь ускорило идейное размежевание, вызвав процесс, обратный ожидаемому.


Что такое нигилизм.

В «Словаре по этике» читаем: «Нигилистами было принято называть революционно настроенную разночинскую интеллигенцию, молодежь, которая отвергла дворянско-крепостнические нравственные и эстетические представления».

10-я глава романа «Отцы и дети» — столкновение Павла Петровича Кирсанова и Базарова, принципиальное различие взглядов на аристократию, народ, либеральные реформы, искусство.


Что такое нигилизм с точки зрения Павла Петровича Кирсанова? — Это полное и абсолютное отрицание всех принципов и святынь.


=нигилист — «это человек, который ничего не уважает», а его отрицание — проявление невежества и бескультурья. «Прежде молодым людям приходилось учиться; не хотелось им прослыть за невежд, так они поневоле трудились. А теперь им стоит сказать: все на свете вздор! — и дело в шляпе»;


=это проявление безнравственности или пустоты;


=пустая болтовня — «а только ругаться». 

Вывод: отсутствие святых принципов и дела. Базаров вроде бы соглашается с этим, но это в состоянии раздражения. Далее Базаров говорит: «В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем».


Против чего выступает Базаров, что именно он отрицает?


-отрицание направлено на «барчуков проклятых», на дворянство, аристократию. «Аристократизм, либерализм,  прогресс, принципы... подумаешь, сколько иностранных... и бесполезных слов»;


-Павел Петрович: «Как? Не только искусство, поэзию, но и...страшно вымолвить...» — «Все», — с невыразимым  спокойствием повторил Базаров. То, что страшно вымолвить Павлу Петровичу, — это существующий строй,  политический режим, официальная идеология, религия, Церковь. 

Вывод: отрицание Базарова — это полное и беспощадное отрицание всех устоев самодержавно-дворянской России.
Во имя чего он отрицает? «Вы порицаете мое направление, а кто вам сказал, что оно во мне случайно, что оно не вызвано тем самым народным духом, во имя которого вы так ратуете?» Далее: «когда вы голодны», «когда нужно положить кусок хлеба в рот», «когда дело идет о насущном хлебе», «когда грубейшее суеверие нас душит». Итак, Базаров отрицает во имя тех, кто голоден, во имя тех, для кого главная проблема — проблема хлеба насущного.


Почему он отрицает искусство? — «Теперь химик полезнее поэта».


Обвинение Павла Петровича в том, что нигилисты только болтают и ни за что серьезно не принимаются.
=никто так яростно не ненавидит болтовню, как Базаров;  
=«Вы, например, не деретесь, а мы драться хотим». Вывод, сформулированный Тургеневым в письме к К.К.

Случевскому: «...и если он называется нигилистом, то надо читать: революционером».


Отличие базаровского отрицания от «модничанья» Ситникова и Кукшиной. «Забава сытых» — «все у ней выходило, как дети говорят, нарочно, то есть не просто, не естественно». О них можно сказать словами Павла Петровича: «...прежде они просто были болваны, а теперь они вдруг стали нигилисты». На фоне карикатурных псевдонигилистов ярче, убедительнее раскрывается подлинное величие Базарова.


Противоречивое отношение автора к своему герою:
=роман посвящен В.Г. Белинскому. Слова Белинского: «Отрицание — мой бог!»; б) ни Чернышевский, ни Добролюбов, ни их единомышленники себя не называли нигилистами. Е.Н.Водовозова: «В эпоху нашего обновления молодая интеллигенция была проникнута скорее пламенною верою, чем огульным отрицанием». 

Некрасов в стихотворении «Газетная»:
Нигилист — это глупое слово,
Говорит, но когда ты под ним
Разумел человека прямого,
Кто не любит живиться чужим,
Кто работает, истины ищет,
Не без пользы старается жить,
Прямо в нос негодяя освищет,
А при случае рад и побить —
Так пожалуй — зови нигилистом...


Базаров — герой трагический

Тургенев отразил в произведении современный общественный конфликт — между традиционными взглядами людей на жизненные явления и формирующимися радикальными взглядами на происходящие события, связанные с отменой крепостного права. (Радикальный — коренной; решительный, непримиримый.) По мнению Тургенева, резкие социальные разногласия способны подорвать живые национальные основы, помешать естественному развитию жизни.


Е. Базаров — явление времени, отрицает прежний крепостной быт со всеми его последствиями как раз накануне крестьянской реформы. «Каждый захотел стоять на своих ногах, не желая чувствовать над собою барина, в каком бы виде он ни проявлялся». Тургенев изобразил систему радикальных убеждений, «последовательно и стройно развил этот взгляд до его крайних выводов» (Страхов).


Базаров, «не желая чувствовать над собою барина», отстаивает полную свободу личности, не признавая ни авторитетов, ни принципов, ни привычных представлений о народе. «Мы действуем в силу того, что мы признаем полезным». Полезна, по Базарову, готовность идти наперекор не только дворянской, но и народной воле, готовность деспотическим путем привести народ в «белую избу». «Плетка – дело доброе» (Базаров на реплику Кукшиной). Поощряет своего отца высечь нерадивого оброчного мужика, «потому что вор и пьяница он страшнейший». Деспотизм Базарова — оборотная сторона его любви к народу, сопровождающаяся чувством тяжелой горечи по поводу отсталости и безропотности народа.


Надменность Базарова, его покровительственный тон в обращении с «учениками» оказываются тоже следствием крепостничества. Аристократизму Павла Петровича противопоставляется гордыня демократа: «Мой дед землю пахал». Павел Петрович утверждает достоинство личности и не уважает Базарова. Базаров делает то же («Дрянь, аристократишко»). Социальное преимущество Базарова перед Павлом Петровичем явственно видно. Но нет преимущества нравственного и философского (насмешки, презрение, резкость).


В силу радикализма Базаров не признает искусства, потому что оно несет с собою гармонию, примирение, а Базаров хочет переделать жизнь. Искусство — это поклонение идеалам, Базаров не признает авторитетов, поэтому «Рафаэль гроша медного не стоит», «Пушкина читает» (о Н.П. Кирсанове).


Базаров — атеист, материалист, придерживающийся упрощенного представления о природе человеческого сознания, сути психических процессов, которые сводятся лишь к физиологическим: «мозг выделяет мысль, как печень — желчь». Базаров не верит в чувства: «Разовьют в себе нервную систему до раздражения... ну равновесие и на рушено», «люди... те же лягушки».


Испытания Базарова в любви — испытание жизнью. Базаров является при этом истинным героем, честен, решителен. Он мужественный и сильный человек. «Базаров головою выше всех лиц». Он побежден не лицами и не случайностями жизни, а самою жизнью. Он сформирован не медленным накоплением знаний и влияний, а крутым переломом. Он человек теории, но в состоянии отрицания полноты жизни ради верности узкой теории оставаться долго невозможно. Жизнь опровергнет теорию, потому что она всегда оказывается сложнее любой из теорий. Такой характер должен или измениться, или погибнуть.


«Отцы» и «дети» в романе И.С. Тургенева.


Время действия в романе — время острейших противоречий в обществе (1859 г.). На это автор указывает специально, прежде чем начать рассказ о жизни Базарова в усадьбе Кирсановых.


Использован прием столкновения героя с чуждой ему средой, известный по комедии «Горе от ума».


Этот конфликт в романе Тургенева осложнен конфликтом семейным, потому что молодой интеллигент из дворян (Аркадий) попадает под влияние новых, радикальных взглядов разночинца Базарова, что вызывает тревогу в семье.


Какова среда, отражающая общественное сознание дворянства пореформенной России? Николай Петрович и Павел Петрович — типы сознания дворянских интеллигентов. Характер Николая Петровича — созерцательный, мягкий. Это образованный и культурный человек, понимающий необходимость перемен в русской жизни. Он пытается не отстать от времени, быть терпимым к новому, даже понять новое. Но это ему далеко не всякий раз удается: он непрактичен, недостаточно тверд, настойчив и, видимо, недостаточно трудоспособен. Не лишен дворянских предрассудков: не женится на Фенечке, но в нем нет сословной спеси, допускает свободу суждений. Павел Петрович имеет более консервативные убеждения, гордится аристократическим происхождением, он вспыльчив, нетерпим, надменен. Тургенева эти герои интересуют не только с общественно-политической точки зрения, но и с общечеловеческой.


Поэтому роман начинается с описания конфликта семейного. Юношеский эгоизм Аркадия, бестактные замечания и советы отцу больно ранят Николая Петровича, огорчают дядю. Отцовская любовь помогает преодолеть непонимание, а сыновнее уважение не позволяет Аркадию заходить слишком далеко в резких суждениях и поступках.


На этом фоне происходит другое столкновение — Базарова и Павла Петровича. Оба придерживаются крайних взглядов на действительность, спорят не с целью найти истину, а доказать собственную правоту. Тургенев придает социальным противоречиям героев нравственный оттенок. Ведь речь идет о культурной преемственности в ходе исторической смены одних поколений другими. Юношеское отрицание может обернуться пренебрежением национальными традициями, историческим народным опытом.


В то же время и отцовская «нетерпимость к заносчивой самонадеянности молодых» оборачивается озлобленным неприятием всего нового, живого, приходящего на смену отжившему. В социальной непримиримой борьбе Тургенев увидел признаки возможной национальной трагедии, раскола нации, разрыва «связи времен», исторического тупика. Крайности опасны, поэтому в романе Базаров гибнет физически, Павел Петрович — духовно.


Образ Базарова в романе, его манеры, характер.

Действие романа начинает разворачиваться весной 1859 года. Центральный персонаж, Евгений Васильевич Базаров, выпускник университета, изучавший медицину, химию, биологию в Санкт-Петербурге, приезжает в имение отца своего студенческого товарища Аркадия Кирсанова.

Базаров попадает в уездное аристократическое общество, живущее старыми традициями и привычками. Базаров не аристократ, его отец — уездный лекарь, и сыну всего приходится добиваться самому, без поддержки и опоры на кого бы то ни было. Внешне Базаров не несет на себе никакой печати аристократизма: «...Человек высокого роста в длинном балахоне с кистями...»

Но если не аристократизм, то и не демократизм. Ни к внешности, ни к одежде не подходят определения «скромность» или «простота», скорее «экстравагантность». Автор, описывая своего героя, намеренно одел его в такой странный наряд и обозвал устами Павла Петровича Кирсанова «волосатым». В то время так характеризовали нигилиста.

«Нигилист м., нигилистка ж., ...радикал, революционер // По внешнему виду: студент и вообще «интеллигент», с длинными волосами, в очках, грязный...»

Базаров нисколько не стесняется, приехав в гости, он не идет «почиститься» с дороги и отказывается от осмотра отведенной ему комнаты, он сразу садится на диван и ждет, когда же принесут ужин. К еде нигилист неравнодушен.

«Поесть действительно не худо», — заметил, потягиваясь, Базаров и опустился на диван. ...Базаров почти ничего не говорил, но ел много».

Сразу же освоившийся в деревне и быстро со всеми перезнакомившийся, энергичный, любознательный, но неопрятный и нагловатый, Базаров моментально вызывает отталкивающее чувство у Павла Петровича. Неприятное первое впечатление у Кирсанова усиливается, когда Базаров на следующий же день после приезда в Марьино опаздывает к завтраку, нарушая заведенный в доме порядок. Нигилист, не признающий никого, дает понять, что не только авторитеты для пего не играют никакой роли. Он выше «условностей» вообще и может не только держать себя независимо в чужом доме, но и смеяться над его обитателями.

«Это что?» — произнес с изумлением Базаров. «Это отец». — «Твой отец играет на виолончели?» — «Да». — «Да сколько твоему отцу лет?» — «Сорок четыре». Базаров вдруг расхохотался. «Чему же ты смеешься?» — «Помилуй! в сорок четыре года, человек, отец семейства, в ...м уезде — играет на виолончели!»

Сколько бы лет ни было отцу Аркадия, смеяться над отцом в глаза сыну по меньшей мере неприлично. Однако для Базарова приличия и хорошие манеры лишь условности, он их не понимает или не замечает. Аркадий на первых порах молчит, зато угрозу чувствует Павел Петрович и пытается оградить себя и свой дом от несимпатичного и опасного гостя. Язвительный тон и упор на принципы, которые нельзя нарушать, противопоставляет он Базарову. Позднее к принципам добавится еще и дуэль как последнее средство.

Уже на второй день после приезда Базаров ведет себя почти по-хозяйски, входит в дом, «шагая через клумбы», запачканный грязью, с мешком лягушек для опытов, он ни о чем не спрашивает хозяев, просто уносит мешок в свою комнату и через некоторое время, как ни в чем не бывало, выходит вновь к столу и поспешно начинает пить чай. Неудивительно, что утонченному аристократу Павлу Петровичу Кирсанову все это не нравится (см. главу 6). Начинается спор, переходящий в открытую ссору. «Его [Павла Петровича] аристократическую натуру возмущала совершенная развязность Базарова. Этот лекарский сын не только не робел, он даже отвечал отрывисто и неохотно, и в звуке его голоса было что-то грубое, почти дерзкое». Базарову вообще свойственны такие черты характера, как невероятная самоуверенность и вера в свою непогрешимость. Сомнения в правильности собственных поступков крайне редко приходят ему в голову. Находчивый, критичный, довлеющий над собеседником, он держится независимо и гордо и судит всех своим отрицанием, при этом сам оставаясь неуязвимым для критики. Словно ревизор, Базаров сваливается как снег на голову и начинает ревизию: «Видел я все заведения твоего отца, — начал опять Базаров. — Скот плохой, и лошади разбитые. Строения тоже подгуляли, и работ ники смотрят отъявленными ленивцами; а управляющий либо дурак, либо плут, я еще не разобрал хорошенько».

«А я тогда буду готов согласиться с вами, — прибавил он, вставая, — когда вы представите мне хоть одно постановление в современном нашем быту, в семейном или общественном, которое не вызывало бы полного и беспощадного отрицания».

«А это заведение твоего отца тоже нравственное явление? — промолвил Базаров, ткнув пальцем на кабак, мимо которого они в это мгновение проходили» и т. п. С позиции автора романа «сперва гордость сатанинская, потом глумление» в сочетании с нежеланием слушать других свидетельствуют о «деспотизме» в душе. На деспотизм характера Базарова указывает Аркадий Кирсанов: «Я говорю, как умею... Да и наконец это деспотизм».

Потенциал разрушения в базаровском характере, его деспотизм скрыты до поры до времени. Лишь однажды, «вдали от света и людских взоров», Аркадий видит внезапно открывшуюся, искаженную злобой гримасу базаровского лица: «Лицо его друга показалось ему таким зловещим, такая нешуточная угроза почудилась ему в кривой усмешке его губ, в загоревшихся глазах, что он почувствовал невольную робость...»


«Учитель и ученики».

8. А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы братья;
10. ...и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос.
Евангелие от Матфея. Гл. 23.

Боготворят же Базарова кроме родителей два человека. Это Аркадий Кирсанов и Ситников. При всем своем пренебрежительном отношении к Ситникову Базаров не брезгует сходить с ним в гости к Кукшиной, но использует любую возможность для демонстрации своего превосходства над «учениками». Придя на завтрак, долго там сидит, занимаясь «больше шампанским». Когда четыре бутылки выпито и завтрак съеден, нигилист уходит, не прощаясь, полный презрения, зато сытый.

Люди недалекие и абсолютно неинтересные, Кукшина и Ситников, помимо бесплатных завтраков, для вполне определенной цели нужны Базарову, они — его будущая опора, камни пьедестала, на который ему предстоит взойти. Эту мысль «учитель» растолковывает Аркадию Кирсанову, до которого, как правило, все доходит с трудом: «Ты, брат, глуп еще, я вижу. Ситниковы нам необходимы. Мне, пойми ты это, мне нужны подобные олухи. Не богам же, в самом деле, горшки обжигать!..» — «Эге-ге!.. •— подумал про себя Аркадий, и тут только открылась ему на миг вся бездонная пропасть базаровского самолюбия. — Мы, стало быть, с тобой боги? то есть — ты бог, а олух уж не я ли?» — «Да, — повторил угрюмо Базаров, — ты еще глуп».

Что за грандиозные планы он имеет, где и в каком качестве он собирается себя проявить, Базаров не уточняет, а на мгновение открывшаяся перед Аркадием «пропасть базаровского самолюбия» тут же снова закрывается. Базаров никому не раскрывает своих секретов, но известно, что он хочет стать «настоящим человеком». А настоящий человек тот, «о котором думать нечего, а которого надобно слушаться или ненавидеть».

И даже умирая, он продолжает вспоминать о своей оставшейся невыполненной «миссии»: «И ведь тоже думал: обломаю дел много, не умру, куда! задача есть, ведь я гигант! ...Я нужен России... Нет, видно, не нужен».

Базаров не собирался провести всю жизнь за микроскопом и с ланцетом в руках. Это сразу поняла Одинцова: «Возможно ли, чтобы вы удовольствовались такою скромною деятельностью, и не сами ли вы всегда утверждаете, что для вас медицина не существует. Вы — с вашим самолюбием — уездный лекарь!»

Амбициозного нигилиста не могла прельстить роль уездного лекаря. Базарову хотелось большего. Возможно, славы, заслуженных лавров и толпы благоговеющих передним «учеников»: «...Я, будущий лекарь, и лекарский сын, и дьячковский внук... Как Сперанский, — прибавил Базаров после небольшого молчания и скривил губы».

Правда, одного верного слушателя, не считая карикатурного Ситникова, уже удалось найти. Аркадий Кирсанов производит вполне приличное впечатление, он хорошо воспитан, а главное надежен, с ним не стыдно пойти на бал к губернатору. На балу Ситников и Кирсанов проявляют себя с наилучшей стороны.

Базаров, который не умеет танцевать, весь вечер проводит в обществе Ситникова. Аркадий Кирсанов же без подсказки со стороны расхваливает держащегося в тени «учителя», так что вконец заинтригованная Одинцова приглашает Базарова в гости. «Аркадий принялся говорить о своем приятеле. Он говорил о нем так подробно и с таким восторгом, что Одинцова обернулась к нему и внимательно на него посмотрела». Именно этого и ждал Базаров. Аркадий заслуживает похвалу старшего товарища: «Воображаю, как ты меня расписывал! Впрочем, ты поступил хорошо. Вези меня».


Дуэль.

Дуэлью с Павлом Петровичем Кирсановым завершается пребывание Базарова в Марьино. Павел Петрович, базаровский антагонист, нашел единственный способ борьбы с нигилизмом. Способ этот заключается в том, чтобы Базарова убить либо самому погибнуть, но погибнуть достойно, на дуэли. Ни холодное презрение, ни доводы рассудка, ни аппеляции к патриотическим чувствам и чувствам морали на Базарова не действуют. А равнодушным к нигилисту Кирсанов оставаться не может. Иначе чего стоят все его принципы? Базаров в глазах Павла Петровича является преступником, посягнувшим на самое святое — на основы государства и общества, на честь дворянина и на честь брата — и наказание преступника должен совершить именно дворянин от лица и во имя тех людей, которые эти основы и принципы создали и сохраняют. Кирсанов знает, что для Базарова ничего святого нет. Но дуэль — поединок чести, отклониться от него — значит опозорить себя, оказаться в глазах окружающих трусом. Базаров, отвергающий условности, поставлен перед необходимостью защищать свою позицию «по правилам». Заставить нигилиста играть по правилам — вот главное, чего добивался Павел Петрович.

Ему удается застать Базарова своим предложением врасплох. Базаров не ожидал такого удара и спохватился слишком поздно: «фу-ты, черт! как красиво и как глупо!.. А отказать было невозможно; ведь он меня, чего доброго, ударил бы, и тогда... (Базаров побледнел при одной этой мысли; вся его гордость так и поднялась на дыбы.)»

Базаров нервничает, он решает написать письмо отцу, потом передумывает. Уверенность в себе, его спокойствие и хладнокровие вдруг исчезают. Его посещают страхи в виде ночных кошмаров, над которыми раньше он бы только посмеялся: «...Павел Петрович представлялся ему большим лесом, с которым он все-таки должен был драться». На следующее утро Базаров держится молодцом, он, как и раньше, насмешливо-ироничен, «он не трусил», но на фоне немногословного Кирсанова Базаров излишне суетлив. Он явно не в своей тарелке.

Наконец, когда Кирсанов идет на Базарова, медленно поднимая пистолет, Базарову становится не по себе: «Он мне прямо в нос целит, — подумал Базаров, — и как щурится старательно, разбойник! Однако это неприятное ощущение. Стану смотреть на цепочку его часов...» «Неприятное ощущение», по терминологии Базарова, заставляет его отвести глаза. Любое чувство для Базарова ощущение: «Принципов вообще нет... — а есть ощущения».

В данном случае «неприятным ощущением» стал страх быть убитым, а умереть Базаров, как и полагается, безотчетно боится. Пуля пролетела мимо, Базаров жив и даже не ранен, но свои «ощущения» он больше не контролирует. И стреляет не целясь. Оставшись наедине с теряющим сознание, но готовым стреляться и дальше Павлом Петровичем, Базарову не остается ничего другого, как продолжать вести себя «благородно». Павел Петрович вполне удовлетворен: «Дуэль, если вам угодно, не возобновляется. Вы поступили благородно... сегодня, сегодня — заметьте».

В тоне, которым Базаров разговаривает с Павлом Петровичем, больше нет ни надменности, ни резкости. Странно звучит вопрос Базарова, вдруг вспомнившего о вежливости, не туго ли он перевязал Кирсанову раненую ногу.


Женщины Базарова.

«Базаров лег поздно, и всю ночь его мучили беспорядочные сны... Одинцова кружилась перед ним, она же была его мать, за ней ходила кошечка с черными усиками, и эта кошечка была Фенечка...»

Тургенев — большой мастер рассказывать сны. Словно специально для будущих фрейдистов автор «Отцов и детей» придумал этот сон. Был у Базарова Эдипов комплекс, или нет, сказать трудно. Но факт остается фактом, в ночь перед дуэлью Базарову снятся три женщины: мать, Одинцова и Фенечка. Значит, они ему не безразличны, да и не так уж мало места им троим отведено в романе.

Наименее подробно Тургенев говорит о матери главного героя — Арине Власьевне. Арина Власьевна была очень добра и, по-своему, вовсе не глупа. Набожная «русская дворяночка прежнего времени», «в молодости она была очень миловидна, играла на клавикордах и изъяснялась немного по-французски». Замуж она вышла «против воли» и всю свою любовь и ласку обратила на сына.

Со своей матерью повзрослевший и выучившийся в университете Базаров груб, даже подчеркнуто груб. Само присутствие матери его раздражает, и он старается поскорее от нее отделаться. И тем не менее способность любить у непримиримого нигилиста не исчезла совсем. Быть может, только благодаря матери он способен еще полюбить по-настоящему сильно.

Роковая женщина в жизни Базарова, Анна Сергеевна Одинцова, сумела на удивление быстро «укротить» Базарова. Уже при первом разговоре с Одинцовой Базаров разнервничался и вел себя «преувеличенно развязно». «Ломание Базарова в первые минуты посещения неприятно подействовало на нее (Одинцову), как дурной запах или резкий звук; но она тотчас же поняла, что он чувствовал смущение...» Одинцова больше слушает, чем говорит и наблюдает за собеседником. «Она навела речь на музыку, но, заметив, что Базаров не признает искусства, потихоньку возвратилась к ботанике...»

Следующая встреча происходит в усадьбе Одинцовой. Поначалу Базаров пытается испытанными приемами шокировать окружающих. С порога он просит дворецкого принести рюмку водки, чем вызывает у последнего «недоумение». Но вот, наконец, выходит Одинцова и берет «бразды правления» в свои руки:

«Я вас познакомлю с моей сестрою, она хорошо играет на фортепьяно. Вам, мсье Базаров, это все равно, но вы, мсье Кирсанов, кажется, любите музыку...»

Одинцова одновременно разлучает приятелей и указывает Базарову на его место в доме. Не хочешь слушать музыку, не слушай, но не мешай другим. Решения здесь принимает хозяйка, и Базарову ничего не остается, как рассматривать альбомы. «Какой я смирненький стал», — думал про себя Базаров» Чем меньше с ним спорили, тем больше становилась его неуверенность в себе, но и споры перестали его интересовать. Потому что и победа в споре не имела того значения, что раньше.

«Базаров говорил все это с таким видом, как будто в то же время думал про себя: «Верь мне или не верь, это мне все едино!»

Влюбленный, а потом отвергнутый нигилист мучительно переживает свою неудачу. И быстро и почти без труда «компенсирует» поражение у Одинцовой успехом у Фенечки. Ей Базаров нравится, он знает к ней подход, ловко играет на взаимной их антипатии к Павлу Петровичу. Миловидная, ласковая, но простоватая Фенечка («кошечка») напоминает мать Базарова в молодости. Ей вполне подошла бы роль жены уездного врача, роль, которую судьба готовит молодому нигилисту и которой он всеми силами стремится избежать.

Не очень умные или не очень красивые, или и то и другое вместе, «посредственности» в романе — Николай Петрович Кирсанов и Фенечка, Аркадий и Катя — устраивают свое семейное счастье, живут и рожают детей. А у ярких индивидуальностей вроде Базарова, Одинцовой, Павла Петровича почему-то ничего не получается в личной жизни. Видимо, сама природа этого не хочет.


Политические позиции Базарова.

В одном из долгих безнадежных споров, когда Павел Петрович пытается защитить и оправдать существующие порядки, его противник говорит о своей политической программе. Поскольку Базарову трудно в принципе что-либо доказать, а в любом деле, в любом общественном институте он находит изъяны и недостатки, логично спросить: что предлагается взамен? Видимо, реально действующие механизмы государства и общества Базаров хочет заменить на другие, идеальные, высоконравственные и справедливые. Но в том-то и дело, что он не знает, на какие именно, и ему приходится ограничиваться критикой: «Мы действуем в силу того, что мы признаем полезным, — промолвил Базаров. — В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем». — «Однако позвольте, — заговорил Николай Петрович. — Вы всё отрицаете, или, выражаясь точнее, вы всё разрушаете... Да ведь надобно же и строить». — «Это уже не наше дело... Сперва нужно место расчистить».

Отрицанию подвергаются основные ценности демократии и парламентаризма, публичное право и гласность. Осмеянию и отрицанию подвергаются и правящая аристократия (слова «дрянь» и «аристократишко» употребляются вместе), и те, кем управляют, ибо крестьянской общине Базаров тоже отказывает в состоятельности. В двадцать шестой главе романа в диалоге Базарова и Аркадия звучит недвусмысленное: «мы драться хотим». Это и есть настоящее «дело», которым хочет заняться Базаров и его воинственно настроенные единомышленники-нигилисты. В программных заявлениях радикалов об этом говорилось открыто. «Таким образом, после периода сознавания известных идей и стремлений должен являться в обществе период их осуществления; за размышлениями и разговорами должно следовать дело».

Нигилизм по сути своей не может находиться в рамках закона. Он, объявивший обществу войну, автоматически оказывается вне общества, иначе говоря, общественным табу.


Базаров и народ

Базаров, если захочет, может найти с людьми общий язык, правда, не всегда и не со всеми, а с определенной категорией людей. В Базарове есть некая сила, замечает Тургенев, притягательная для «людей низших»: «...Базаров ...владел особенным уменьем возбуждать к себе доверие в людях низших, хотя он никогда не потакал им и обходился с ними небрежно». «Слуги также привязались к нему, хотя он над ними подтрунивал; они чувствовали, что он все-таки свой брат, не барин».

На первый взгляд все говорит в пользу того, что к Базарову потянутся «люди низшие». Но нет. Интерес к Базарову, больше напоминающий любопытство, скоро остывает, а его «небрежность» в общении больше отталкивает, чем притягивает, нарастающая же день ото дня хандра начинает производить впечатление «потусторонности».

В существующей деревенской иерархии Базарову не находится места. Слуги не считают его барином; слугой он никогда никому не был, он и не мужик, и не барин, и не сельский лекарь, как его отец. Он сам по себе, добровольный изгнанник, непонятый пророк. Базарова мужики сторонятся, на его вопросы «мужик либо не отвечал ничего», либо произносит нечто нечленораздельное. В конце концов, Базаров, еще физически здоровый, но болезненно-апатичный, скучающий, вдруг состарившийся, «со странной усталостью ...во всех движениях», превращается в шута. «...умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был все-таки чем-то вроде шута горохового...»


Базаров — явление социологическое.



Автор далеко не случайно делает нигилистом человека «из народа». Не дворяне Кирсановы, не Аркадий или соседский помещик становится нигилистом, а человек вполне определенного образовательного и культурного уровня, «разночинец». Воспринявший новые и без того довольно грубые материалистические теории, Базаров огрубляет их еще больше, доводя почти до абсурда. Но самое печальное заключается в том, что он эти теории реализует на практике. Новые философские и научные идеи не «интегрируются» гармонично в старую систему, а противопоставляются ей. У Базарова отсутствует определенная традиция мышления. И с этой точки зрения происхождение героя «из народа» играет огромную роль.

Тургенев не видел в будущем места таким личностям, как Базаров, и, наоборот, «постарался», чтобы дворянская ветвь не исчезла, а у Кирсановых появились наследники. С его точки зрения, фигуры, подобные Базарову, обречены; ранняя смерть героя имеет в романе чисто символическое значение. Неудавшемуся пророку, находящемуся в глубокой депрессии, Базарову суждено умереть нелепой смертью, порезав палец. В самом «способе убийства» нигилиста заключена трагическая ирония. Разложивший законы природы по полочкам Базаров умирает от не подчиняющейся никаким законам слепой случайности. Врач-немец, олицетворение науки, в котором отец Базарова видит последнюю надежду, не в состоянии помочь.

«...Никто, кажется, не подозревает, что я попытался в нем представить трагическое лицо...» — писал о своем герое сам автор.


Естественно-научные и философские взгляды Базарова.

Безусловно, одаренный от природы и образованный главный герой романа имеет полное представление о положении дел в тогдашней науке. Он может дать дельный совет, будь то область биологии, ботаники, сельского хозяйства или медицины. Он — практик. Различные области знаний для него — ремесла, каждое из которых можно изучить и быть в этом деле «мастером». Он при случае может порекомендовать нужную книгу или учебник. В письме к К.К. Случевскому Тургенев объясняет: «Штофф унд Крафт» он рекомендует именно как популярную, т.е. пустую книгу...»

Более грамотный, нежели многие нигилисты того времени, Базаров понимает цену теориям Бюхнера. Экспериментируя на лягушках, он старается найти закономерности, общие для всех живых организмов. Этим путем шла в то время наука, и базаровские опыты лишний раз подтверждают, что главный герой романа описан по возможности объективно. Именно такие эксперименты должен был ставить в середине XIX века естествоиспытатель.

В то же время Базарову абсолютно неинтересна «индивидуальность» живых организмов, будь то растения, жуки, лягушки или люди. Своих пациентов доктор Базаров называет «человеческими экземплярами» и лечит их примерно так же, как в мастерской чинят машины, заменяя одни детали на другие. Впрочем, сама природа для Базарова «не храм, а мастерская». «Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других. Люди что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельною березой»

Философские взгляды Базарова базируются на грубом материализме, вся философия сводится к постулатам, согласно которым окружающие человека явления, процессы, объекты могут быть полностью объяснены с позиций науки. Феномены сознания имеют физическую природу как результат воздействия внешних и внутренних раздражителей на центральную нервную систему.

Вопрос о познаваемости мира решен однозначно: мир познаваем. И Базаров познает его, расчленяя пока только лягушек на составные части. Другой философии для Базарова не существует.


Базаров и равнодушная природа.

«— Конечно, — промолвил Аркадий, — но что за чудный день сегодня! - Для твоего приезда, душа моя. Да, весна в полном блеске. А впро чем, я согласен с Пушкиным — помнишь, в Евгении Онегине: Как грустно мне твое явленье, Весна, весна, пора любви! Какое...

— Аркадий! — раздался из тарантаса голос Базарова, — пришли мне спичку, нечем трубку раскурить».

Уже в самом начале романа возникающая идиллическая картина разрушается грубой базаровской репликой. Признающий исключительно рациональное, Базаров считает любое природное явление совокупностью физических и химических процессов. Следует отметить, что рационалистический подход к окружающей природе был в то время во многом обусловлен бурным развитием промышленности в Европе и Америке середины XIX века.

Такой подход, естественно, должен вызывать ответную реакцию со стороны природы, она становится холодной, равнодушной, мертвой. Тургенев использует образ «равнодушная природа» во многих своих произведениях.

Вот замелькали звезды... Боже мой!
Как равнодушна, как нема природа!
Как тягостны стремительной, живой
Душе — ее законная свобода,
Ее порядок, вечность и покой!
(И.С.Тургенев. «Андрей»)

И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть,
И равнодушная природа
Красою вечною сиять!
(И.С. Тургенев. «Дневник лишнего человека»)

Вновь образ «равнодушная природа» встречается в романе «Отцы и дети», а затем и в более поздних произведениях Тургенева «Довольно» (1865) и «Природа» (1879) в несколько видоизмененной форме: «ей [природе] все равно».

Строивший свою жизнь на отрицании, Базаров после смерти «поглощен» природой, «возвращен» в бесконечный ее круговорот, и теперь уже он ей совершенно безразличен. Понятия добра и зла, справедливости, греха и разума есть человеческие понятия, не знакомые природе.

Об этом Тургенев говорит в самом конце романа: «Какое бы страшное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной...»

Незадолго до своей смерти и сам Базаров приходит к той же мысли: «Узенькое местечко, которое я занимаю, до того крохотно в сравнении с остальным пространством, где меня нет и где дела до меня нет; и часть времени, которую мне удается прожить, так ничтожна перед вечностью, где меня не было и не будет... А в этом атоме, в этой математической точке кровь обращается, мозг работает, чего-то хочет тоже...»

Красота, молодость, жизнь в природе соседствуют со смертью, взаимно дополняя друг друга: «Самое печальное и мертвое — сходно с самым веселым и живым». Вдруг начавший рассуждать о ничтожности человеческой жизни перед лицом вечности, «поздний» Базаров сильно отличается от «раннего» Базарова первой половины романа. Изменения, произошедшие с Базаровым после фатальной, неудачной любви к Одинцовой, очевидны.

Полная оптимизма материалистическая философия больше не отвечает душевному состоянию героя. Мрачновато-пессимистический настрой последних глав романа несет явный отпечаток философии Шопенгауэра. Тургенев хорошо знал и любил этого философа. У Шопенгауэра так говорится о взаимосвязи жизни и смерти в природе: «Рождение и смерть в равной степени принадлежат жизни, поддерживая друг друга в качестве взаимных условий равновесия, иначе говоря, в качестве полюсов проявления жизни».

9272

Комментарии  

 
0 Slavik 4 апреля 2013, 12:19
Очень хорошая информация. Если нам зададут в школе писать сочинение по этому произведению, то я уже буду знать, где мне черпать информацию) потому что здесь наверное ее можно найти на абсолютно любую тему сочинения.
Ответить Ссылка